Автор Тема: экзистенциально-аналитическая психология  (Прочитано 12377 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Petrovic

экзистенциально-аналитическая психология
« : Вторник 09 Ноябрь 2010, 02:39:07 »
Про А.Лэнгле мы уже немного говорили, хочется продолжить вширь. Насколько я понял (если что, поправляйте), экзистенциально-аналитический подход основан на четырех базовых мотивациях. К тому, чтобы быть, существовать, у человека есть 4 стимула:
- мотивация к жизни, сюда входит и само по себе биологическое существование, и потребность в безопасности и прочие витальные потребности;
- мотивация к принятию другими людьми;
- быть самим собой, сюда же относятся также самореализация, свобода выбора.
- стремление к трансценденции, иначе - приобщение к чему-то большему, выходящему за пределы жизни.

Нарушение по какому-нибудь из этих пунктов называется конфликт мотивации, это как бы и порождает проблемы в жизни. В целом вся схема очень напоминает гуманистический подход (та же пирамида Маслоу), но только несколько расширяет как саму сферу основных потребностей, так и подход в целом. Скажем, здесь уже нет места морали. В гуманистиечком подходе наличие этих потребностей полагается само собой разумеющимся фактом, а весь вопрос в том, как они удовлетворяются. В этом случае возможно сказать: "ты удовлетворяешь свою потребность к самореализации, но поступаешь при этом плохо, давай-ка мы подыщем другой способ самоактуализации". Тут сам вопрос ставится шире - "возможно, ты по какой-то причине даже не осознаешь свою потребность быть собой, не мотивирован, или что-то мешает тебе это сделать." Получается, экзистенциально-аналитическая психология как бы более "продвинутая"?

Оффлайн spyke

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #1 : Среда 10 Ноябрь 2010, 03:35:57 »
Цитировать
Тут сам вопрос ставится шире - "возможно, ты по какой-то причине даже не осознаешь свою потребность быть собой, не мотивирован, или что-то мешает тебе это сделать." Получается, экзистенциально-аналитическая психология как бы более "продвинутая"?
Дык нет, ну в гуманистической экзистенциалке тоже ведь подразумевается, что человек может не осознавать, что его жизненная ситуация как-то связана со страхом свободы или там бессмысленности, правда же? Ведь сколько людей готовы часами объяснять, что у них нет вообще никаких проблем ни со смерью, ни со смыслом, и что сами эти понятия их не трогают, а страхи, с ними связанные полностью отсутствуют. Так что тут одного порядка вещи, имхо.
Я знаком с реальностью теоретически.

Оффлайн Petrovic

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #2 : Среда 10 Ноябрь 2010, 03:51:41 »
...
Дык нет, ну в гуманистической экзистенциалке тоже ведь подразумевается, что человек может не осознавать, что его жизненная ситуация как-то связана со страхом свободы или там бессмысленности, правда же? Ведь сколько людей готовы часами объяснять, что у них нет вообще никаких проблем ни со смерью, ни со смыслом, и что сами эти понятия их не трогают, а страхи, с ними связанные полностью отсутствуют. Так что тут одного порядка вещи, имхо.
То, о чем ты пишешь, первыми как-раз Мэй, Ялом и другие начали обсуждать. До этого был Маслоу, там проблем отрицания не стояло.

Оффлайн spyke

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #3 : Среда 10 Ноябрь 2010, 04:33:21 »
Нужно бы мотивации поподробнее раскрыть. По книжке об экз. теории эмоци буду цитировать:

Первая фундаментальная мотивация: занимать жизнь как пространство

Самое важное событие - родиться на этот свет. Вообще быть здесь. Это - начало всего. Поэтому Быть-здесь вначале означает совсем скромное: "Я есть!"... Давайте же на минуту остановимся. Сколько всего с этим связано, какое это чудо! "Я есть! При любых жизненных обстоятельствах - я есть!". Это - онтологическая основа нашей жизни, начало всей правды в жизни. Ее следует познать, мы должны ее почувствовать. Это основа бытия - переживание, что я рожден в мир, который идет мне навстречу, который мне противостоит и раскрывает для меня свое пространство. Это переживание дает мне почву и основание. Без этого контакта с "основой Бытия" жизнь пронизана страхом. Любое маленькое страдание, любое отклонение от привычного становится угрозой, а радость - сомнительной и неправдоподобной.
Основа бытия раскрывается в опыте проживания граничащего с банальным факта "Я есть!". Этот опыт, к счастью, нам доступен, основа бытия всегда имеется. И маленькие дети играют с этой базовой структурой Dasein, когда они прячутся и потом дают себя найти: неожиданно они "не здесь", а потом все-таки "снова здесь". Они приобретают бессознательный, но глубокий опыт, что "небытие" не отменяет Бытие. Потому что Dasein, Бытие-здесь, является настолько само собой разумеющимся, что часто на него просто не обращают внимания. Тогда доступ к нему может быть утрачен. Для доступа, однако, важна не рефлексия, а проживаемый опыт. Хотя мышление и может раскрывать основу Бытия, но в экзистенциальном смысле речь идет не о "cogito ergo sum". Экзистенциальный подход к основе бытия происходит через "sentio ergo sum" - "чувствую, следовательно, существую" - "я чувствую, что я есть". Мышление может сделать этот опыт чрезвычайно интенсивным, например, если задавать вопрос: "Как это возможно, что я есть?". Удивляясь, я стою перед этим фактом и знаю, что не могу его осмыслить. И какими бы жестокими ни были условия моей жизни - все равно я есть! Мое бытие выдерживает даже самое большое горе, я остаюсь, и мир остается тоже. Фриц Кюнкель выразился однажды по этому поводу очень точно: "Ты не можешь выпасть из этого мира". Что бы ни случилось - он держит, держит тебя. А Сент-Экзюпери сказал: "Даже самая большая темнота не способна погасить огонь одной маленькой свечи".

Опыт

Я сам не раз переживал такое чувство, в последний раз, когда умер мой отец. Я работал, когда мне позвонили и сказали, чтобы я как можно скорее ехал в больницу, где моего отца десять дней назад прооперировали. Сказали, что ему плохо.
Когда я пришел, он только что умер. Это произошло неожиданно и быстро. Я был в полной растерянности, и меня охватила сильнейшая боль. Было такое чувство, что жизнь в следующее мгновение замрет, и мир исчезнет. Через некоторое время я вышел из здания. Мне казалось, что сейчас светлый день померкнет и поступит ночь. Но солнце, к моему удивлению, продолжает светить. Мне это было непонятно. Я помню, как во мне зародилось сомнение: а не должен ли я негодовать? Этот свет весеннего солнца было нелегко вынести. "В небе продолжает светить солнце, а мой отец мертв!" - пронеслось в моей голове. И я увидел, как ветер колышет тополя, услышал, как поют птицы, и все было так, словно бы ничего не произошло. И постепенно, очень постепенно окружающий мир начал разговаривать со мной, и я услышал: "Несмотря ни на что, ты живешь, ты есть. Ты должен жить дальше". Ты есть, и есть опора, есть то, что тебя составляет, есть вечность". Внутри моей боли возникло удивление. Этого я не ожидал! Это был невероятный опыт: сколько же горя я могу вынести и не сломаться?
Иногда я спрашиваю пациента, удивлялся ли он уже когда-либо тому, что он есть. И тут я слышу фразы типа: "Это же само собой разумеется... Нет, собственно, еще ни разу... Это нормально, что я есть, может быть, другие должны этому удивляться?.."

Вопросы к себе самому

Движущую силу этой фундаментальной мотивации мы можем интроспективно почувствовать в себе самих. Я задам в этой связи несколько вопросов, которые вы, вероятно, уже задавали себе сами.

Я живу, я есть здесь - но ощущаю ли я это? Чувствую ли я это своим телом? В этом мире? Чувствую ли я в нем опору?

Действительно ли я полностью здесь? Есть ли я здесь, в своей семье, с моим другом, с детьми, проживаю ли эти мгновения, действительно ли я здесь, или же чувствами или мыслями я на самом деле больше отсутствую?

Удивлялся ли я уже когда-либо по поводу того, что я есть? Именно я - здесь, в этом мире? И в это время, не в прошлом веке и не в будущем! Удивлялся ли я, потому что замечал: я не могу понять, как же это вышло, что я есть, ведь меня могло бы не быть?

Я есть здесь, у меня есть пространство на улице, дома, в профессии - но заполняю ли я его? Можно ли обо мне сказать, что я хорошо осваиваю пространство, чтобы быть здесь? Есть ли у меня собственное пространство в профессиональной области, в отношениях с коллегами, на отдыхе и дома? Могу ли я активно занять пространство для себя самого? Освобождаю ли я пространство для того, что является для меня важным? Или же я вновь и вновь заполняю его тем, что делаю по привычке, а самое важное всегда приходит в последнюю очередь, так что ему не остается места? Даю ли я пространство своим чувствам? Защищаю ли я пространство своего мнения, своей правды, своей любви? Дышу ли я тем пространством, которое во мне есть? Чувствую ли я наполненность своим "внутренним пространством"?

Где мне дают пространство, где мне дают быть? Где я защищен? Защищен ли я внутри себя, могу ли я хорошо быть у себя? Могу ли я сам дать быть себе, своим чувствам, страхам, радостям, впечатлениям? Или же я должен с собой бороться, прятать от себя что-то, обесценивать, отвергать? Где я могу хорошо быть? Где я принят? Где моя родина?
Я знаком с реальностью теоретически.

Оффлайн nel

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #4 : Среда 10 Ноябрь 2010, 13:47:20 »
ну и график у вас :) сейчас в это время еще не светает? = )

Оффлайн spyke

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #5 : Среда 10 Ноябрь 2010, 23:43:45 »
ну и график у вас :) сейчас в это время еще не светает? = )
Ты знаешь, меня это время года в Питере вообще выводит из нормального распорядка жизни. В 10 утра только светает, а в 17 уже начинает сильно смеркаться. Получается, что световой день 7 часов, а ночь - 17, но так же жить невозможно? Вот я и замечаю, что у меня уже далеко не первый год, если только ничего не давит извне, происходит инверсия расписания - 7 или больше часов сна совпадают с днем, а вечером-ночью живу. Ближе к февралю это аукается дефицитом витамина Д и других солнце-свето зависимых штук, но это ж когда будет...
Я знаком с реальностью теоретически.

Оффлайн spyke

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #6 : Четверг 11 Ноябрь 2010, 03:22:25 »
Продолжаем по первой мотивации.

Принятие условий

Первое, что движет человеком, - это желание мочь-быть-здесь, в-этом-мире. Для Бытия требуется жизненное пространство. Это первое, связанное с миром, телесное задание для Person: "Создай свое пространство, займи его, заполни его, будь полностью здесь, решись на то, чтобы быть полностью здесь, не дай вытеснить себя. Заполни то место, которое ты получил в мире на время, не живи в полсердца. Поселись там, где ты есть, пускай корни. Где бы ты ни был, будь там. Там твой мир, там ты можешь быть дома. Временно. Но раз ты есть - тогда будь здесь!"
Бытие-здесь привязано к условиям этого мира. Действительно быть здесь означает принять данности существования с их ограничениями. Возраст, пол, национальность, состояние здоровья, социальный статус в данный момент - то, что есть, и то, что мы не выбирали. Только приняв эти данности существования, мы можем пережить твердое основание: пространство, опору и защиту этого мира. Тот, кто все-таки не хочет признавать свои жизненные обстоятельства, кто только отвергает и жалуется, у того нет почвы и дома. В этой бездомности, когда потеряна основа жизни, постепенно исчезают и основания чтобы жить.
Чрезвычайно важной предпосылкой развития способности занимать собственное жизненное пространство, является чувство, что у нас есть пространство рядом с другими людьми, что они нас принимают. Конечно, легче "заселить территорию" собственной экзистенции, если есть кто-то, кто тебя к этому приглашает. Но если ты сам не занимаешь свою территорию, то тем самым выбираешь себе участь квартиранта в своей жизни и рискуешь так никогда и не стать собственником. В этом не было бы ничего плохого, если бы это не делало зависимым - зависимым от принятия со стороны других.
Тот, кто сам не может принять свои сильные и слабые стороны, кто отвергает свои жизненные условия, тот все сильнее будет стремиться к тому, чтобы быть принятым другими. Они должны сделать для него то, что не может он сам: принять его. Однако для окружающих это чрезмерное требование - и подобных людей так и воспринимают, как предъявляющих к другим чрезмерные требования, которые в принципе не выполнимы.
С другой стороны, мы по большому счету все-таки вряд ли сможем себя принять, если нас не принимают другие. И то, и другое должно быть в наличии. Если другие нас не принимают, если близкие нам люди оказывают в пространстве, отклоняют наши идеи, мнения, потребности и желания, то нам нужно бороться. К счастью, мы не являемся только жертвами и не во всем и не всегда находимся в зависимости от других. Мы можем также сами занять пространство для себя, если другой его не предлагает. Это, конечно, ведет к агрессии и ссорам, или же пространство занимается тайно. Потому что оно нам нужно для жизни. Некоторые принятые в обществе "правила человеческого общежития" созданы без учета естественных нужд отдельного человека - они оставляют ему слишком мало пространства для жизни. Жизнь, у которой нет пространства для развития, чахнет и постепенно угасает. Может быть, уж лучше перешагнуть через некоторые нормы поведения и попытаться жить в соответствии с другими нормами? Ведь жизнь по своей сути не есть то, что непременно должно быть выстрадано, скорее - выстроено!
Быть принятым означает "Мочь-Быть". Если я где-то могу быть, это означает, что мне также дают быть. Это касается и меня самого: я сам даю себе быть!
Чаще труднее дать быть себе самому, чем дать пространство другим. Тяжелее всего давать себе пространство, когда мы имеем дело со страданием, страхом, депрессией. Мы не хотим, чтобы они были в нашей жизни. Любыми средствами мы пытаемся от них избавиться, прячемся, прибегая к алкоголю или к медикаментам, пытаемся побороть, устраивая ссоры и проявляя агрессию, - со своей депрессией, со своим страданием, со своим страхом я не могу жить. Вопрос для меня стоит так: или симптом - или я. Ибо они не оставляют пространства мне.
Но действительно ли это так? Или же мы сами отнимаем у себя пространство, потому что не принимаем жизнь, а ориентируемся лишь на представление о ней, то есть о том, какой она должна была бы быть, чтобы это была хорошая жизнь. Однако то, что мы не хотим принять, мы все-таки должны сначала принять, чтобы впоследствие иметь возможность это изменить: "Нужно принять это, потому что это есть в моей жизни. То, что есть, не может исчезнуть. Конечно, это не должно оставаться таковым. Но пока это так. Этот страх - мой страх. Моя печаль. Мое одиночество. До тех пор, пока я не хочу всего этого видеть, это лишает меня основы экзистенции. Если я на это посмотрю, приму, возьму в руки, вероятно, я смогу это изменить". Когда человек не может помочь себе сам и у него появляется чувство, что здесь для него нет пространства, нет места, тогда он беззащитен и им овладевает страх. Страх - это чувство, что при данных условиях ты не можешь здесь быть.
Я хотел показать, что для мотивации человека сначала, в первую очередь речь всегда идет о том, чтобы мочь быть здесь. Он хочет иметь пространство для этого, он ищет крышу над головой, место для жизни. Если у человека будет хотя бы кусочек пространства, он может дать быть себе и другим. В таком опыте коренятся две огромные способности людей: любовь к правде и миролюбие. Тот, кто говорит правду, говорит, что произошло. Тем самым он дает пространство тому, что есть, дает быть фактам. Люди, которые не говорят правду, имеют дефицит пространства в своей жизни. Для того, чтобы удерживать для себя пространство, они ищут выход во лжи. Или в мере мечтаний и фантазий. Вероятно, имеет смысл поразмышлять об этой закономерности. Когда в школе мы сталкиваемся с детьми, которые лгут и фантазируют, зададимся вопросом: достаточно ли им пространства для их планов, идей, желаний в реальной жизни?
Где пространства достаточно, там царит мир. И наоборот, если мы отбираем у человека пространство, он начинает защищаться. Причина агрессии коренится в сужении жизненного пространства - агрессивен тот, кто чувствует себя загнанным в угол.
Я знаком с реальностью теоретически.

Оффлайн spyke

Re: экзистенциально-аналитическая психология
« Ответ #7 : Воскресенье 21 Ноябрь 2010, 23:30:36 »
Вторая фундаментальная мотивация: стремление к ценности жизни

Первая мотивация создала нам возможность для существования - защищенное жизненное пространство. Но пока в нем отсутствует пульс, тепло, все то, что делает жизнь живой и уютной. Просто "мочь быть" похоже на жизнь в казарме: выжить можно, но хорошей жизнью это не назовешь.
Таким образом, мы хотим большего, чем просто существовать! Мы хотим, чтобы наша жизнь была хорошей. Мы ищем то, что сделает ее достойной того, чтобы ее проживать. Человек лишь тогда приобретает экзистенциальный дом, если он чувствует, что его жизнь имеет ценность. Он хочет, чтобы в этом доме были люди и вещи, которые он может любить. Иначе в его доме будет холодно и пусто. И он хочет, чтобы были люди, которые любили бы его. Мы не только хотим испытывать чувство удивления перед тем, что мы есть. Мы хотим чувствовать: это хорошо - что я есть, что я жив. И это то, что очень глубоко нас волнует.

Развитие фундаментальной ценности
Чтобы это почувствовать, человеку для начала нужны другие люди, которые хотели, чтобы он был, и все еще хотят этого. Это является фундаментальным для экзистенции - узнать от других: "Хорошо, что ты есть!" Это греет в течение всей жизни, если человек смог почувствовать, что есть мать, которая хотела, чтобы он жил. Что есть отец, для которого важно, что он есть. Это обращение со стороны других подобно искре, из которой может возгореться собственная любовь к жизни.
Если вы спросите меня, можно ли полюбить свою собственную жизнь, если тебя до этого не любили другие, то я не смогу уверенно ответить "да". Я не могу себе представить ничего иного, ведь искра любви к жизни подобна зачатию самой жизни - это должны сделать другие. "Ты старше, чем Я", - сказал Ницше. Мы были зачаты в отношениях, выросли в отношениях, в теле матери, и мы переживаем себя как Я по отношению к своей жизни намного ранее, чем можем это выразить. Отношения являются таким же основополагающим фактором жизни, как и защищенное жизненное пространство. Поэтому человек всегда живет в пространстве отношений, которое и есть культура, - в пространстве передаваемых из поколения в поколение и вновь приобретенных ценностей. Рядом с ценностью жизнь как бы воспламеняется, и этот огонь жизни мы несем в себе. Вопрос о том, способны ли мы сами зажечь его, или зависим в этом от других, в принципе является бессмысленным. Потому что никто не может жить, находясь вне отношений, даже если он сам зажег ценность собственной жизни.
Мы мотивированы переживать свою жизнь как ценность и хотим, чтобы это чувствовали и другие. Мы хотим услышать: "Как хорошо, что ты есть!" Как редко мы говорим друг другу: "Хорошо, что ты есть! Я радуюсь тебе. Ты мне нравишься". Не стесняемся ли мы в нашем социуме выражать чувства подобным образом?

Обращенное к нам извне теплое чувство важно и согревает нашу жизнь. Однако его недостаточно для того, чтобы развить собственную любовь по отношению к жизни. "Да-жизни" мы должны произнести сами. Несомненно, часто это происходит спонтанно, бессознательно. Но мы можем и сами запросить "Да-жизни": "Я есть. Ладно. Но как это для меня - то, что я есть? Это хорошо? Это груз для меня - жить, или я пока не определился?" - Могу ли я для себя и перед собой сказать: "Конечно, что-то могло бы быть в моей жизни и лучше, но все равно хорошо, что я есть на свете. Я с этим согласен - я хочу жить!" А если я не могу это сказать, если я этого не чувствую: "Чего мне не хватает? Что мне мешает? Что бы я мог сделать для того, чтобы стало лучше?"
Этот вопрос "Хорошо ли, что я есть?"  - относится к фундаментальной ценности жизни. Если я люблю жизнь, могу сказать жизни "Да", тогда и опыт, и даже страдания станут ценными. Если же для меня это "Да-жизни" пока не звучит, то какую ценность могут иметь заход солнца, концерт, любовь? Если переживание фундаментальной ценности отсутствует, человек склонен к внутреннему отступлению и страдает от пустоты и холода голого Бытия. Отсутствие внутреннего согласия по отношению к жизни, "Нет-жизни" характеризует депрессивный мир переживаний. Человек стадает от отсутствия ценности своего Бытия, если не может почувствовать в себе согласия по отношению к тому факту, что его жизнь продолжается (именно почувствовать, не обязательно осознать).

Обращение к какой-то ценности  происходит благодаря тому, что я могу этому уделить время. Любовь прекращается, если у людей нет времени друг на друга. Уделить самому себе время означает иметь покой (не отключаться, а пребывать в собственном ритме, подобно раскачивающимся качелям или маятнику), это означает, позволять себе то, что нравится, и потому доставляет радость (наслаждаться, смаковать, не потреблять), это означает отдых, праздность, ничего-не-деланье.

На этом уровне мотивации закладывается фундамент способности к переживанию ценности того, что было достигнуто и создано (творческие ценности), а также хорошего и любимого, настоящего и прекрасного (ценности переживания), честного и истинного (ценности позиции). Насколько же это важно - ухаживать за переживанием ценности! Потому что в каждой задушевной беседе, в каждой хорошей книге, на каждом покрытом только что выпавшем снегом лугу вновь загорается искра, которая делает возможным почувствовать жизнь как ценность, как чудо.
По большому счету это предназначение каждой культуры - выдвинуть то, что является ценным для жизни этого времени и для его людей, и побудить к тому, чтобы за этим ухаживали. Культура будет жива до тех пор, пока она будет представлять собой уход за ценным для жизни. Когда в рамках какой-то культуры для ценного (в большом и малом) нет времени, или же путь к нему закрыт неврозом либо особенностями цивилизации, тогда возникает эрзац. Тогда внутренняя личная жизнь человека подвергается нашествуию внешних воздействий. Определяющими становятся авторитеты, и они приобретают тоталитарную власть. Люди самозабвенно пытаются отвечать требованиям других людей или соответствовать нормам. Жизнь превращается в выполнение списка предписаний. То, что человек думает сам, воспринимает, чувствует, больше не является хорошим само по себе. Постоянное напряжение, связанное с желанием всегда и везде отвечать требованиям, становится стрессом. Тот, кто всегда должен быть хорошим, быстро истощается, и в конечном итоге только депрессия защищает измученного человека от полного истощения.
Я знаком с реальностью теоретически.

 

Sitemap 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10